«Индивидуальный подход
в решении онкологических проблем»

  • онкология
  • лапароскопическая хирургия
  • реконструктивно-пластическая урология
  • оперативная гинекология

 

ЗАПИСЬ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ  +7 (812) 951 - 7 -951

 

 Лечение злокачественных опухолей осуществляется различными методами в зависимости от характера опухоли, ее локализации и стадии процесса.

Наиболее старым методом лечения опухолей, имеющим в настоящее время первостепенное значение, является хирургическое вмешательство. Наряду с этим большое место в лечении опухолей занимают лучевые методы, которые в последние годы получили значительное развитие. Все большее значение в онкологии приобретают активно изучаемые в последние десятилетия методы лекарственного лечения опухолей, включающие гормонотерапию, применение различных так называемых противоопухолевых химиотерапевтических средств, антибиотиков и т.д. Очень часто применяются методы комбинированного лечения опухолей, включающие различные сочетания хирургического и лучевого лечения (пред- или послеоперационная лучевая терапия, а иногда и применение лучевых агентов непосредственно в процессе оперативного вмешательства), комбинации хирургического метода и специфической лекарственной терапии, лучевых и лекарственных методов.

Современная терапия опухолей представляет собой сложное дело, требующее не только знаний, но и необходимых аппаратов для лучевой терапии, разнообразных химиотерапевтических и гормональных препаратов. Техника применения лекарственных средств в ряде случаев оказывается очень сложной, требующей специальной аппаратуры, например аппаратов для искусственного кровообращения, при проведении перфузии определенной области тела, где расположена опухоль. Перфузии и длительные внутриартериальные инфузии в настоящее время вошли в практику лечения ряда опухолей.
Сложность лечения онкологических больных заставляет проводить его преимущественно в специальных онкологических учреждениях. В то же время многие больные часто подвергаются операциям в общих хирургических, гинекологических и других клиниках, и очень важно, чтобы врачи неонкологи, занимающиеся лечением опухолей, знали о современных методах лечения в онкологии и не упускали возможности дополнить применяемые ими методы, прибегая к помощи специальных учреждений.
Всякое лечение злокачественных опухолей может быть радикальным или паллиативным, т. е. врач может в зависимости от характера и стадии опухолевого процесса иметь надежду на излечение опухоли применяемыми им методами или он может заранее установить, что радикальное излечение невозможно. В последнем случае важно так строить план лечения, чтобы оно служило целям облегчения страданий больного, а иногда и некоторого продления его жизни.

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ
Хирургическое лечение опухолей в чистом виде, без сочетания с другими терапевтическими методами применяется теперь значительно реже, чем прежде. Однако оно вполне оправдано при тех опухолях, для лечения которых не разработаны эффективные методы лучевого или лекарственного лечения. Оглядываясь на сравнительно недавнее прошлое, мы можем видеть значительные изменения во взглядах на выбор метода лечения при ряде опухолей. Совсем недавно во всех хирургических клиниках одной из частых операций была резекция нижней губы по поводу рака с применением различных пластических операций для закрытия образовавшегося дефекта губы.
Развитие пластической хирургии было в значительной степени связано с этими операциями, а теперь эти вмешательства практически не производятся, так как лечение рака губы прочно завоевано радиологами, и результаты лучевого лечения значительно превосходят результаты сложных хирургических операций. Однако и в настоящее время широко оперируются больные раком желудка, кишечника (в частности, толстой и прямой кишок), раком легкого и со многими другими опухолями.


При раке матки, молочной железы хирургические методы наиболее часто применяются в комбинации с лучевыми. Нередко при раке молочной железы в комплекс лечения вводятся и лекарственные, в частности гормональные, препараты.
При решении вопроса о выборе метода лечения играют роль и личный опыт, и взгляды врача, но существуют и некоторые общие установки, являющиеся плодом изучения коллективного опыта онкологов. В нашей стране существует полезная практика издания Министерством здравоохранения СССР сборников инструкций по лечению опухолей, рассылаемых в лечебные учреждения. Инструкции составляются группой авторитетных специалистов — представителей ведущих онкологических учреждений страны и время от времени обновляются, дополняются. Принципом радикального хирургического вмешательства при раке является обязательное полное удаление опухоли в пределах здоровых тканей с учетом свойственного опухолевому росту внедрения элементов опухоли в окружающие ткани. При поражении злокачественной опухолью какого-либо органа в большинстве случаев считается целесообразным полное удаление органа, если это возможно с позиции современного состояния физиологии и хирургии. Например, конечно, нельзя ставить вопрос о полном удалении печени. Развитие хирургии может вносить изменения и в этот вопрос. Еще не так давно тотальная гастроэктомия была почти невыполнимой операцией и в лечении рака желудка операцией выбора считалась резекция желудка, аналогичная той, которую делали при лечении язвенной болезни. Теперь гастроэктомия стала обычной операцией в онкологических клиниках наряду с субтотальной резекцией желудка, а частичные резекции практически не применяются. Развитие трансплантационной хирургии может еще более расширить возможности хирургического удаления органов, пораженных раком.
Наряду с этим объем хирургических вмешательств при опухолях может не только расширяться по мере развития хирургии, — он может и сокращаться в связи с успехами других методов лечения опухолей. Так, вполне закономерно в ряде случаев, особенно у старых женщин, страдающих раком молочной железы, пересматривать вопрос необходимости полного удаления этого органа вместе с подлежащими грудными мышцами и регионарным лимфатическим аппаратом. Возможности эффективного дополнения операций гормональным и лучевым лечением могут дать право в ряде случаев ограничиться широкой секторальной резекцией молочной железы.
Таким образом, незыблемых правил, которые не могли бы со временем изменяться, в лечении опухолей не существует. Однако в каждый период врачи руководствуются темп принципами, которые в данное время оправданы состоянием науки.


Подобно тому как в общей хирургии с конца прошлого века прочно укоренился принцип асептики, так в онкологии говорят об а б л а с т и к е, т. е. о таком проведении операций, где исключается возможность оставления опухолевых клеток. В настоящее время приходится признать, что полная абластика в большинстве случаев недостижима, и даже при самых радикальные операциях могут оставаться опухолевые клетки в крови или лимфе больного, что доказывается современными цитологическими исследованиями. Оставшиеся в организме клетки могут быть источниками последующего формирования метастатических опухолей. Однако хирургические операции, не являясь абсолютно абластическими, тем не менее нередко приводят к практическому излечению больных от опухолей, чему способствует активная самозащита организма от оставшихся опухолевых элементов.
Разработаны типовые схемы операций при различных опухолях, предусматривающих максимальный радикализм. В ряде случаев считается необходимым не только широкое удаление опухоли или пораженного опухолью органа, но и иссечение регионарного лимфатического аппарата, где могут быть опухолевые клетки, способные в последующем оказаться источником роста метастазов. Так, при операции по поводу рака молочной железы обязательным считается удаление не только всей молочной железы, но также большой и малой грудных мышц вместе с жировой клетчаткой, заключенной между этими мышцами и клетчаткой подмышечной, подлопаточной и подключичной областей, включающей регионарные лимфатические узлы. Удаление всех этих тканей единым блоком необходимо, чтобы при операции не пересекались лимфатические пути и не было условий для посева опухолевых клеток в рану.


При операции по поводу рака желудка считается необходимым вместе с удалением желудка (полным или субтотальным) иссекать единым блоком большой и малый сальники, в лимфатических узлах которых могут быть опухолевые элементы. Во многих случаях в состав удаляемого препарата входит и селезенка, если в области ее ножки определяются увеличенные лимфатические узлы или если опухоль расположена в фундальном отделе желудка. Некоторые хирурги-онкологи являются принципиальными сторонниками удаления селезенки при раке желудка, стремясь увеличить радикальность операции.
При раке матки обязательным считается не только полная экстирпация этого органа, но также удаление единым блоком обоих яичников вместе с трубами и широкими маточными связками, включающими клетчатку и лимфатические узлы.
При некоторых опухолях удаление регионарных лимфатических узлов единым блоком вместе с опухолью технически невыполнимо; для этих случаев разработаны двухэтапные вмешательства обычно с удалением лимфатического аппарата во второй этап с расчетом, что за прошедшее после первого этапа время опухолевые клетки, находившиеся в пути от первичной опухоли к лимфатическим узлам, должны уже достигнуть этого пункта. Это имеет определенный смысл, так как в подобных случаях иссекаются не все пути от первичной опухоли до регионарных лимфатических узлов, а отдельно опухоли и отдельно лимфатические узлы. В ряде случаев эти операции выполняются и одноэтапно. Такого типа операции применяются при раке языка, губы, яичка и в ряде других случаев.
Подобно термину «антисептика» в онкологии говорят об «анти б л а стике», т. е. о воздействии различными средствами на остающиеся неудаленными опухолевые клетки. Сюда относится применение в процессе операции орошения раны спиртом или другими средствами, способными губительно действовать на случайно посеянные в ране опухолевые клетки. В последнее время с развитием химиотерапии применяются для этой цели и противоопухолевые химиотерапевтические средства. По существу и послеоперационная лучевая терапия, применяемая в дополнение к радикальным операциям, относится к средствам антибластики.
В процессе хирургических операций по поводу рака очень важно прежде всего установить степень распространения опухолевого процесса для правильного решения вопроса о целесообразных масштабах оперативного вмешательства.


Если при опухолях наружной локализации, как, например, при раке молочной железы, можно до операции принять окончательное решение о характере операции, то при операциях в грудной и брюшной полостях дело обстоит иначе и многое становится окончательно ясным лишь во время операции.
Решение об объеме хирургического вмешательства зависит от степени распространения опухолевого процесса и характера этого распространения (прорастание опухоли в близлежащие органы или метастазирование), а также от технических возможностей и квалификации хирурга. Если хирург встречается с опухолью, радикальное удаление которой он принципиально считает возможным, но в то же время операция оказывается сложнее, чем он предполагал, и он не рассчитывает на свои силы, то правильнее закончить операцию, ограничившись осмотром органов и передать затем больного в руки более квалифицированного специалиста.
Во всех случаях при операциях в грудной и брюшной полостях, которые хирург вынужден закончить как пробную тора-котомию или лапаротомию, он обязан производить биопсию, т. е. удалить кусочек опухоли или пораженный опухолевым процессом лимфатический узел для гистологического исследования. Это необходимо для доказательства наличия злокачественной опухоли, а также для точного представления о ее характере; в ряде случаев возникает вопрос о возможностях последующей химиотерапии, а для выбора соответствующего препарата необходимо знать о характере опухоли.

Решить вопрос о том, следует ли идти на большую радикальную операцию или ограничиться пробным или паллиативным вмешательством, не всегда легко. В сравнительно недавнем прошлом принцип выбора объема оперативного вмешательства при опухолях формировался Н.Н. Петровым так: маленькая опухоль — большая операция, большая опухоль — маленькая операция. Имелось в виду, что радикальные вмешательства целесообразны лишь при малых опухолях, т. е. при опухолях в ранних стадиях. При больших опухолях считалось более целесообразным ограничиваться паллиативными или пробными вмешательствами. Эту формулировку и сейчас нельзя считать полностью устаревшей. В ряде случаев при больших запущенных опухолях для больных выгоднее производить паллиативное вмешательство иногда в сочетании с последующей химиотерапией, чем подвергать их обширной операции, дающей высокую непосредственную летальность и мало шансов на длительный успех.
Все же в ряде случаев расширение масштаба операции целесообразно. Это относится к случаям, в которых при значительном местном распространении опухолевого процесса и прорас-тании опухоли в соседние органы тем не менее отсутствуют метастазы. Говоря, например, о раке желудка, можно согласиться с целесообразностью одновременного удаления вместе с желудком и большим и малым сальниками также селезенки, участка поперечноободочной кишки, хвоста поджелудочной железы и даже левой доли печени, если имеется прорастание опухоли в эти органы при отсутствии метастазов, асцита и других признаков генерализации процесса. Операции такого типа технически сложны и оправданы при достаточно хорошем общем состоянии больного, что должно быть правильно оценено наряду с оценкой распространения процесса. Наш опыт, как и опыт ряда отечественных и зарубежных хирургов-онкологов, заставляет нас не отказываться от таких вмешательств, после которых у многих больных наблюдается длительный успех. В случае невозможности или явной нецелесообразности проведения радикальной операции необходимо решить вопрос о целесообразности паллиативных вмешательств или о том, чтобы ограничиться пробной операцией с биопсией.
К паллиативным операциям относятся такие вмешательства, как наложение обходных анастомозов при неудалимых опухолях, грозящих закрыть или уже закрывающих просвет пищеварительной трубки, гастроэнтеростомия при неудалимом раке в области привратника желудка или соустье между петлями кишечника выше и ниже неудалимой опухоли. Сюда же относятся операции питательной гастростомии при раке пищевода, толстокишечного свища при раке прямой кишки и другие операции.


При некоторых опухолях может возникнуть необходимость и в другом виде паллиативных операций, которые еще недавно казались бы бесполезными и даже вредными, а теперь при определенных показаниях вполне оправданы. Речь идет о частичном нерадикальном удалении опухолей, находящихся в стадии генерализации. Для большинства видов опухолей и теперь операции такого типа не следует рекомендовать, так как они могут лишь стимулировать опухолевый процесс, но исключениями являются те опухоли, против которых мы располагаем активными химио-терапевтическими агентами. Примером является папиллярный рак яичников, который в настоящее время нередко подвергается операциям даже в стадии генерализации и асцита. Удаление матки с придатками, отдельных крупных опухолевых узлов, лежащих на париетальной брюшине, и большого сальника в этих случаях, конечно, не является радикальным вмешательством. Однако такая паллиативная операция, дополненная лечением тиофосфамидом или циклофосфаном, нередко дает большой и длительный (на несколько лет) успех, выражающийся в прекращении накопления асцитической жидкости и отсутствии роста опухолевых узлов в брюшной полости.
Приведенный пример лишний раз показывает, как могут изменяться взгляды на целесообразность тех или других вмешательств в зависимости от современного развития науки.
Говоря о хирургическом лечении опухолей, необходимо упомянуть о наличии некоторых видов злокачественных опухолей, при которых надо быть особенно осторожным при решении вопроса об операции. Речь идет в первую очередь о пигментных опухолях — меланобластомах. Удаление этих опухолей, особенно без соблюдения правил онкологического радикализма, может стать стимулом к генерализации опухолевого процесса. Известно много случаев, когда легкомысленно произведенное амбулаторное удаление маленькой «родинки» приводило к быстрому образованию метастазов меланобластомы, рассеивающихся по коже, поражающих лимфатические узлы, легкие и т.д. В этих случаях необоснованная операция практически является причиной гибели больного. В случаях подозрения на меланоблас-тому нельзя рекомендовать и проведение биопсии, которая, являясь нерадикальным удалением опухоли, может также повести к диссеминации процесса. Оперативные вмешательства и гистологическое исследование должны проводиться лишь после предварительной лучевой терапии (обычно близкофокус-ная рентгенотерапия); операции должны быть обширными, гарантирующими иссечение всех элементов опухоли в пределах здоровых тканей.
Следует остановиться на вопросе о возможности применения пластических операций после удаления опухолей с целью замещения образовавшихся дефектов. В прошлом онкологи относились с большим опасением к пластическим операциям, считая, что они увеличивают опасность рецидивирования опухолей. Мы уже давно настаиваем на том, что принципиально пластические операции не противопоказаны в онкологии, да они практически и применяются, например, для закрытия больших дефектов при операции по поводу рака молочной железы лоскутами кожи с живота. Пластические операции восстановления нижней губы разрабатывались в свое время именно для замещения дефектов после удаления опухолей. Мы широко пользуемся методами кожной пластики в случаях резистентного к лучевой терапии или рецидивирующего рака кожи, преимущественно на лице, в области губ и т.д. 


Что касается операций костной пластики, то надо предостеречь против таких операций при истинных остеогенных саркомах. Попытка сохранить конечность при этих опухолях, произведя резекцию кости с замещением ее трансплантатами, обычно не оправдывает себя: у больных рано появляются метастазы опухоли в легкие и они вынуждены проводить остаток жизни закованными в большие гипсовые повязки. Иначе обстоит дело при остеокластобластомах или гигантоклеточных опухолях, а также при хондросаркомах, которые обычно протекают более доброкачественно. Здесь речь может идти даже больше о сохранных операциях, как, например, широкой резекции с последующим замещением не только кости, но и коленного сустава гомотранснлантатом. С дальнейшим развитием трансплантационной хирургии, по-видимому, большее значение в онкологии смогут приобрести и операции пересадки органов после их удаления.

Лучевые методы лечения злокачественных опухолей применяются почти 90 лет. Уже вскоре после открытия рентгеновского излучения стало известно, что оно тормозит процессы клеточного деления. Это послужило основанием к его применению для подавления опухолевого роста. С развитием физики, техники, радиобиологии и накоплением клинического опыта лучевая терапия выросла в самостоятельную область клинической онкологии, превратившись в один из основных методов лечения злокачественных опухолей.
Можно назвать много злокачественных новообразований, которые в ранних стадиях излечиваются с помощью лучевой терапии, например раки кожи, губы, языка, гортани, пищевода, шейки матки и т.д. В более поздних стадиях число стойких излечений тех же новообразований оказывается меньшим. Тем не менее и в этих случаях одно лучевое лечение приводит к исчезновению симптомов заболевания, временному восстановлению трудоспособности и значительному продлению жизни больных. В настоящее время лучевая терапия успешно используется и как составной этап комбинированного лечения до или после хирургического вмешательства по поводу рака молочной железы, яичников, шейки матки, мочевого пузыря, остеогенных сарком костей, опухолей мозга и т.д. Наконец, очень перспективно комплексирование лучевой терапии с медикаментозным лечением — химиотерапией алкилирующими соединениями, антиметаболитами, гормонами и другими химическими средствами. На этом пути удалось существенно повысить эффективность лечения больных в III и даже в IV стадии рака молочной, предстательной желез и других злокачественных заболеваний.

Успехи химиотерапии дают основание расширить показания к комплексному применению лучевых методов лечения при многих локализациях рака (легкие, желудок и др. ).
Методы лучевой терапии весьма многообразны как по видам используемых излучений, так и по способам подведения ионизирующей энергии к патологическому очагу. Разумеется, во всех случаях центральной задачей лучевого терапевта является обеспечение максимального рационального воздействия на опухолевые клетки при минимальном повреждении здоровых тканей. Эта главная задача решается умелым сочетанием физических особенностей лучевого агента и специфики биологического ответа облучаемых нормальных и патологических тканей.
В заключение хочется отметить, что в онкологии наших дней доминирует оптимистический настрой. Туман неизвестности медленно, но неуклонно рассеивается. «Поезд» современной онкологии ушел далеко: от робких описательных опытов с каменноугольной смолой — к реестру тысяч канцерогенных веществ с пониманием механизма их взаимодействия с клеткой; от наивных представлений об инфекционной сути рака — к механизмам интеграции опухолеродных вирусов (пока нечеловеческих) с геномами нормальной клетки; от диагностики пальцами — к компьютерной томографии, эндоскопии, реакции на альфа-фетопротеин и т.д., от прописи обезболивающих — к хирургии широкого диапазона, к более совершенным источникам облучения, к пока еще мало специфическим противоопухолевым препаратам.
Всемирная Ассамблея Здравоохранения в своей резолюции постулировала, что проблема рака, как исключительно важная, не может быть решена усилиями одной страны. Координация усилий многих стран и международных организаций — ключ к успехам клинической онкологии.