«Только индивидуальный подход
в решении онкологических проблем»

  • онкология
  • лапароскопическая хирургия
  • реконструктивно-пластическая урология
  • оперативная гинекология

8 (800) 555-03-40

dr.igor.kostyuk@mail.ru

Меню
Сайта
Записаться на прием Задать вопрос доктору
06.12.17

Наверно, каждый школьник сейчас знает, кто открыл радиоактивные изотопы и элементы, и что такое радиоактивность, но когда и почему появилась лучевая терапия опухолей, этот вопрос как-то всегда меркнет перед проблемами самой лучевой терапии. 

Есть популярный факт, что супруги Кюри передали изотопы радия российским медикам в 1903 году. Я задался вопросом: как так, почему профессора Парижского университета, переработавшие 8 тонн урановой руды ради получения 1 грамма радия, передали этот бесценный материал именно в Россию? И вот что выяснилось к чести нашей медицины и нашей великой страны.

Всё оказалось не так уж сложно. В конце XIX века, когда цивилизация каждый год совершала новые фантастические открытия, ученые всего мира живо интересовались успехами в изучении радиоактивности, её свойств и возможностей.

Когда супруги Кюри, а за ними Анри Беккерель, объявили о сильном влиянии радиации на живую ткань, врачи всего мира начали искать возможности радиоактивных изотопов для применения в медицине. Единственным специализированным медицинским учреждением в мире, которое было образовано для исследований в области онкологии к началу ХХ века был Институт имени Морозовых Императорского Московского университета, ныне наш МНИОИ имени Петра Александровича Герцена. Московская городская Дума тогда назвала это «Решением о создании Ракового института».

Институт был учрежден заведующим кафедрой госпитальной хирургии Московского Университета, профессором Львом Левшиным на средства купцов Морозовых как раз в том же 1903 году, в котором Мария Складовская-Кюри получила свою первую Нобелевскую премию. Морозовы потратили тогда 250 000 рублей золотом на его создание. Московская Дума выплачивала на лечение каждого неимущего больного по 72 копейки в день.

Мария, сама по происхождению россиянка, встретилась с руководителем института – учеником Левшина, Владимиром Зыковым, после чего вместе с мужем, Пьером Кюри, решила передать Институту несколько радиевых игл для лечения больных.

Возможно, она обратила внимание на серьезность и ответственность российского научного потенциала, скорость и целенаправленность развития науки в российской Империи в те годы. Точных данных, как было принято это решение, нет, но так началась история лучевой терапии онкологических заболеваний в России. Именно Владимир Зыков первым опубликовал опыт применения радиевых игл в терапии рака.

Имея ввиду, что семья Кюри была весьма небогатой, и только по получении Нобелевской премии они смогли купить себе ванную в квратиру, это решение было очень взвешенным и ответственным. 

Подробнее о потрясающей истории  певрого в мире ракового института - самого Института имени Герцена мы рассказывали в новости от 24 апреля 2015 года.